Category: литература

антарктика

вспоминая масленицу

культурная жизнь острова Кинг Джордж
ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПОЭТИЧЕСКИХ ЧТЕНИЙ, 16 октября 2009 года.

Это было давно, но сейчас я сделала ролик. Мы тогда все вместе провожали зиму. Это была наша антарктическая масленица.

Готовились к ней трое суток – мы с Санычем тогда ещё были поварами на камбузе, до сезона оставалось три недели. Огромное ведро винегрета (вИнегрет – закуска к вИну - помню!) - 15 килограмм, 250 блинов, пожаренных за 6 часов без перекура, шашлык, 2 огромных противня фасоли а-ля лобио. Волнения, переживания, мания у нас обоих, что чего-то не хватит, куда-то не успеем...

Саныч с блинами:

373.78 КБ

Я с рыбой:

326.69 КБ

Collapse )
антарктика

простыла

Ма-а-амочка-а-а!

"Кажется, я попала в бИду..."
Болит горлышко и головушка. Зелёный чай с мёдом, постельный режим и книжки в келье.

Интересно, простудные симптомы не такие, как на Большой Земле. За один день по нескольку раз то накрывает, то отпускает. То горло болит, то не болит. То кашель есть, то исчезает.
И свет мне то мил, то совсем не мил. Раньше такие пограничные состояния были мне незнакомы.

Пожалей свою приболевшую доченьку-у-у!
антарктика

«включённая камера»

В процессе подготовки к своей лекции полезла в записные книжки. Вот нашла: Андрей Головнёв (кинорежиссёр, этнограф, историк, профессор, поэт, музыкант) из статьи «Круги своя».

«Этнографы любят говорить, что главным для них является метод «включённого наблюдения», не подозревая, насколько их язык близок кинематографии. И там и здесь «включённость» означает не нажатие кнопки, а причастность к происходящему. Подобно этнографическим наблюдениям, снятые кадры легко различимы по их причастности и безучастности. Иногда, «включившись», я не успеваю думать о том, что и как снять – камера работает, будто живая; иногда снимаю по тщательно взвешенному плану, но камера остается холодной железякой. «Включение» непредсказуемо, и Слава Богу.
Collapse )
антарктика

сонная муха

Ветер стих. Сегодня тишь да гладь. На берегу разлеглись морские коты.
Ночью у чилийского начальника ветром оторвало крышу жилого дома. Бочки по бухте разметало.
А у нас, вроде, всё обошлось.
Только спать хочется весь день. Сил совсем нет. Как ветром сдуло.

Collapse )
антарктика

"оцарапали память друг другу, а потом разошлись по домам..."

***
Мой белый город, я опять без дома.
Пора скитаться и моя пришла.
И это мне до одури знакомо,
Как правила простого ремесла.

Теперь я буду двигаться по кругу,
Из дома в дом, как многие снуют,
И заходить к очередному другу,
И воровать по горсточке уют.

Мой белый город, я квартирным вором
Теперь пойду, стирая грим с лица,
Длиннющим коммунальным коридором
Уснувшего Бульварного кольца.
Чтобы, дойдя до самого конца,
Припасть лицом к твоим холодным шторам.

А.З.

Ты прости меня, дорогой автор, что я выкладываю стихи без твоего разрешения. Я люблю эту твою стопку, втихаря отксеренную десять лет назад в АСК-3. Почти четверть знаю наизусть. Но на каждом новом своем этапе возвращаюсь к ней и читаю снова перечитанное - по-новому. Я обязательно возьму ее с собой на зимовку.

***
То ли стар становлюсь, то ли жизнь такова -
Все труднее приходят на память слова.
Как трава,
Они медленно в сердце растут.

Иногда
Наступают во мне холода.
И тогда
Обступает меня немота.

И во мне замолкают ночные сверчки,
И мои скрипачи опускают смычки,
И мои корабли застревают в песке,
И застывшая кровь не стучится в виске...

И тогда я всю ночь по квартире брожу,
И нигде не могу преклонить головы,
И в ладони холодное сердце держу -
Согреваю замерзшие корни травы...

А.З.